По всем вопросам звоните:

+7 495 274-22-22

УДК: 616–036.22 DOI:10.33920/med-08-2012-01

Анализ заболеваемости брюшным тифом в южном регионе Киргизской Республики

Закирова Жыпара Сатаралиевна ассистент кафедры эпидемиологии, микробиологии с курсом инфекционных болезней медицинского факультета, Ошский государственный университет, врач-инфекционист, Ошская областная объединенная больница, 714000, г. Ош, Киргизская Республика, ул. Ленина, д. 331, e-mail: zhypara.zakirova.89@mail.ru, https: /orcid.org/0000-0001-6083-5198
Ключевые слова: брюшной тиф, синдром иммунологической недостаточности, бактерионоситель, эпидемиология, эпидемическая опасность, водный фактор, радионуклиды

В статье представлены результаты ретроспективного эпидемиологического анализа заболеваемости брюшным тифом в Киргизской Республике и результаты анкетирования, направленные на изучение иммунного статуса населения. Установлено, что, несмотря на наметившуюся тенденцию снижения заболеваемости брюшным тифом, эта проблема в Киргизстане остается чрезвычайно актуальной в связи с высокими показателями, существенно превышающими таковые развитых стран. Ведущим путем передачи брюшного тифа в Киргизской Республике является водный, а территориями риска — южные области республики. Выявлен постоянно действующий эпидемический очаг брюшного тифа в Джалал-Абадской области, где на фоне низкой обеспеченности населения качественной питьевой водой дополнительным фактором негативного воздействия на население г. Майлуу-Суу на протяжении последних 30 лет остается радиационный. Действие радиационного фактора сопряжено с развитием иммунологической недостаточности, создающей основу формирования групп риска инфекционной заболеваемости, в том числе брюшным тифом.

Литература:

1. Электронный ресурс. https://www.who.int/immunization/diseases/typhoid/ru/

2. Мирзажанова Д. Б. Особенности динамики клинико-лабораторных показателей у больных брюшным тифом с исходом в бактерионосительства. Журнал инфектологии. 2013; 5 (3): 39–42.

3. Одинаев Н. С., Рафиев Х. К., Усманова Г. М., Азимов Г. Д. Эпидемиологические особенности брюшного тифа в эпидемическом и постэпидемическом периоде среди населения и военнослужащих, дислоцированных в Республике Таджикистан. Вестник Педагогического университета. 2012; 6 (49): 179–183.

4. Одинаев Н. С., Усманова Г. М. Распространенность брюшного тифа среди населения Республики Таджикистан. Здравоохранение Таджикистана. 2014; 4 (323): 81–86.

5. Рафиев Х. К., Нестеренко В. Е., Лукьянов Н. Б., Пиррова А. У. Вспышка брюшного тифа в Республике Таджикистан. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2001; 4: 13–15.

6. Соломай Т. В., Каира А. Н. Эпидемиологические особенности водных вспышек инфекций с фекально-оральным механизмом передачи. Санитарный врач. 2014; 11: 31–37.

7. Шляхтенко Л. И., Жебрун А. Б., Парков О. В., Чхинджерия И. Г., Щербак Л. Л., Афанасьева А. Н., Григорьева Е. Б., Чахарьян В. В., Попова И. В., Петрова В. Н., Васильева Е. Р., Петрова И. Г. Предпосылки формирования очагов брюшного тифа и их характеристика. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2009; 1: 31–34.

8. Соломай Т. В. Инфекционная и паразитарная безопасность водных ресурсов при совершении путешествий, туристических и паломнических поездок. Санитарный врач. 2015; 10: 59–62.

9. Сыдыкова А. Д., Тобокалова С. Т. Анализ заболеваемости брюшным тифом в Киргизской Республике за 10-летний период. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2013; 6 (73): 57–60.

10. Турусбекова А. К. Эпидемиологические особенности брюшного тифа в современных условиях в Ошской области (1996–2018 гг.). Наука и новые технологии. 2011; 2: 99–101.

11. Электронный ресурс. https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php? ELEMENT_ ID=10158.

12. Закирова Ж. С., Жолдошев С. Т., Баястанова А. А., Ташов К. Э., Салиева С. Т. Анализ и оценка эпидемического процесса и клинико-гематологическая характеристика брюшного тифа на территории Жалал-Абадской области Киргизской Республики в 2000–2015 гг. Санитарный врач. 2017; 4: 35–42.

13. Яковлев А. А., Коваленко А. Н., Федуняк И. П., Сорокина М. Д., Першин С. С. Клинические проявления брюшного тифа в Санкт-Петербурге. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2009; 1: 37–40.

14. Яковлев А. А., Котлярова С. И., Черенкова Г. Ю., Першин С. С., Кафтырева Л. А., Мусатов В. Б. Клинико-лабораторная картина брюшного тифа в мегаполисе. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2010; 2: 27–30.

15. Соломай Т. В., Каира А. Н. Эпидемиологическая ситуация по брюшному тифу в Московской области. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2007; 4 (35): 19–23.

16. Белозеров Е. С., Шагшарданов Н. К., Змушко Е. И. Иммунодефициты и донозоологические формы иммуносупрессии. Семипалатинск, 1998: 141–163.

17. Змушко Е. И., Белозеров Е. С. Митин Ю. А. Клиническая иммунология. 2001: 574.

18. Исаков Т. Б. Заболеваемость паразитарными болезнями в Кыргызской Республике. Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2019; 4: 36–38.

19. Тойчуев Р. М., Закирова Ж. С., Жолдошев С. Т., Надирбекова Р. А. Эпидемиологические особенности заболеваемости брюшным тифом в урановой биогеохимической зоне Киргизской Республики. Санитарный врач. 2020; 10: 8–17. doi 10.33920/med-08-2010-01.

1. Electronic resource. https://www.who.int/immunization/diseases/typhoid/ru/

2. Mirzazhanova D. B. Features of the dynamics of clinical and laboratory parameters in patients with typhoid fever with an outcome in the bacterial carrier. Zhurnal Infektologii (Journal of Infectology). 2013; 5(3): 39-42.

3. Odinaev N. S., rafi ev H. K., Usmanova G. M., Azimov G. D. Epidemiological features of typhoid fever in the epidemic and post-epidemic period among the population and military personnel stationed in the Republic of Tajikistan. Vestnik Pedagogicheskogo universiteta (Bulletin of the Pedagogical University). 2012; 6 (49): 179-183.

4. Odinaev N. S., Usmanova G. M. prevalence of typhoid fever among the population of the Republic of Tajikistan. Zdravoohranenie Tadzhikistana (Health Care In Tajikistan). 2014; 4 (323): 81-86.

5. Rafiev Kh. K., Nesterenko V. E., Lukyanov N. B., Pyrrova A. U. outbreak of typhoid fever in the Republic of Tajikistan. Jepidemiologija i infekcionnye bolezni (Epidemiology and infectious diseases). 2001; 4: 13 - 15.

6. Solomay T. V., Kaira A. N. Epidemiological features of water outbreaks Of infections with fecal-oral transmission mechanism. Sanitarnyj vrach (Sanitary doctor). 2014; 11: 31-37.

7. Shlyakhtenko L. I., Zhebrun A. B., Parkov O. V., Chkhindzheria I. G., Shcherbak L. L., Afanasieva A. N., Grigorieva E. B., Chakharyan V. V., Popova I. V., Petrova V. N., Vasilyeva E. R., Petrova I. G. Prerequisites for the formation of typhoid foci and their characteristics. Jepidemiologija i infekcionnye bolezni (Epidemiology and infectious diseases). 2009; 1: 31 – 34.

8. Solomay T. V. infectious and parasitic safety of water resources when making trips, tourist and pilgrimage trips. Sanitarnyj vrach (Sanitary doctor). 2015; 10: 59-62.

9. Sydykova A.D., Tobokalova S. T. analysis of the incidence of typhoid fever in the Kyrgyz Republic over a 10-year period. Jepidemiologija i vakcinoprofilaktika (Epidemiology and vaccine prevention). 2013; 6 (73): 57-60.

10. Turusbekova A. K. Epidemiological features of typhoid fever in modern conditions in the Osh region (1996-2018). Nauka i novye tehnologii (Science and new technologies). 2011;2: 99-101.

11. Electronic resource. https://rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php? ELEMENT_ ID=10158

12. Zakirova Zh. S., Zholdoshev S. T., Bayastanova A. A., Tashov K. E., Salieva S. T. Analysis and evaluation of the epidemic process and clinical and hematological characteristics of typhoid fever in the territory of the Jalal-Abad region of the Kyrgyz Republic in 2000-2015. Sanitarnyj vrach (Sanitary doctor). 2017;4: 35-42.

13. Yakovlev A. A., Kovalenko A. N., Fedunyak I. P., Sorokina M. D., Pershin S. S. clinical manifestations of typhoid fever in St. Petersburg. Jepidemiologija i infekcionnye bolezni (Epidemiology and infectious diseases). 2009; 1: 37-40.

14. Yakovlev A. A., Kotlyarova S. I., Cherenkova G. Yu., Pershin S. S., Kaftyreva L. A., Musatov V. B. Clinical and laboratory picture of typhoid fever in the megapolis. Jepidemiologija i infekcionnye bolezni (Epidemiology and infectious diseases). 2010; 2: 27-30

15. Solomay T. V., Kaira A. N. Epidemiological situation in respect of typhus in Moscow region. Jepidemiologija i vakcinoprofi laktika (Epidemiology and vaccine prevention). 2007;4(35): 19-23

16. Belozerov E. S., Shagshardanov N. K., Zmushko E. I. Immunodeficiency and pre-Zoological forms of immunosuppression. Semipalatinsk, 1998: 141-163.

17. Zmushko E. I., Belozerov E. S., Mitin U. A. Clinical immunology. 2001: 574.

18. Isakov T. B. Incidence of parasitic diseases in the Kyrgyz Republic. Medicinskaja parazitologija i parazitarnye bolezni (Medical Parasitology and parasitic diseases). 2019; 4: 36-38.

19. Toychuev R. M., Zakirova Zh. S., Zholdoshev S. T., Nadirbekova R. A. Epidemiological features of the incidence of typhoid fever in the uranium biogeochemical zone of the Kyrgyz Republic. Sanitarnyj vrach (Sanitary doctor). 2020; 10: 8-17. doi 10.33920/med-08-2010-01.

Согласно данным ВОЗ, определившей в качестве оценочного показателя значимости ведущих нозологий инфекционных болезней число умерших на планете за одни сутки, по состоянию на 9 марта 2020 г. из 24 заболеваний список возглавил туберкулез (унес 3014 жизней), последнюю 24-ю строчку рейтинга заняла лихорадка Эбола (5 смертей в сутки). Брюшной тиф оказался в средине рейтинга на 11-й позиции: от него умерли в этот день 396 человек. При этом такие инфекционные заболевания, как холера, менингит, корь, бешенство, желтая лихорадка и коронавирусная инфекция, вызванная новым коронавирусом COVID-19, располагались в рейтинге после брюшного тифа [1].

По данным ВОЗ, ежегодно в мире заболевают около 21 млн человек и 22 тыс. умирают от брюшного тифа. Уровень заболеваемости брюшным тифом наиболее высок в большинстве стран Средней Азии и Индийского полуострова [1]. Показатели заболеваемости населения Узбекистана, Туркменистана, Киргизстана, Казахстана в разные годы составляют 0,6–7,7 на 100 тыс. населения [1–5].

Среди причин высоких показателей заболеваемости брюшным тифом — экономическая отсталость, неблагоприятные социально-экономические, экологические и санитарно-эпидемиологические факторы, включая негативное воздействие факторов окружающей среды, употребление населением недоброкачественных продуктов питания и питьевой воды [6–8].

Если исходить из оценки ВОЗ, что показатели общественного здоровья на 50 % зависят от образа жизни, на 20 % от биологического (наследственного) фактора, на 20 % от факторов окружающей среды и только на 10 % от уровня развития здравоохранения, то, как нам представляется, высокие показатели заболеваемости кишечным инфекциями, в том числе и брюшным тифом, в странах Средней Азии в большей степени зависят от факторов окружающей среды и в первую очередь — от качества питьевой воды [6, 8]. Так, в Таджикистане в 1996–1998 гг. имела место водная эпидемия брюшного тифа, в результате которой в отдельные годы заболевали до 30 тыс. человек [4, 5].

Для Цитирования:
Закирова Жыпара Сатаралиевна, Анализ заболеваемости брюшным тифом в южном регионе Киргизской Республики. Санитарный врач. 2020;12.
Полная версия статьи доступна подписчикам журнала
Язык статьи:
Действия с выбранными: