Новые правила обращения с ТКО — шаг к монополизации рынка?

15.01.2016

Евгений Пургин,
председатель совета СРО «Ассоциация управляющих и эксплуатационных организаций в жилищной сфере»

В ТПП РФ в рамках оценки регулирующего воздействия поступил на рассмотрение проект постановления Правительства РФ «Об утверждении правил обращения с твердыми коммунальными отходами и типовых договоров в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами». Журнал «Коммунальщик» публикует его экспертную оценку, сделанную Евгением Пургиным, председателем совета СРО «Ассоциация управляющих и эксплуатационных организаций в жилищной сфере». С данным документом можно ознакомиться на сайте Минстроя России (www.minstroyrf.ru/docs/9495)

Эксперт назвал три главных недостатка проекта постановления Правительства РФ

Опубликовано в журнале «Коммунальщик», №11-12, 2015.

Эксперт: Принятие документа в текущей редакции неприемлемо

Проект, на наш взгляд, содержит ряд серьезных недостатков. Во-первых, проект практически уничтожает конкуренцию между перевозчиками. Сегодня, когда собственник выбросил мусор на площадку, он, по сути, с этого момента отказался от него, и теперь за мусор  отвечает управляющая организация.

Благодаря этому существуют условия для конкуренции между перевозчиками, а управляющая организация имеет выбор: куда перевозчик повезет отходы, на далекий полигон или поближе, на какой машине повезет, насколько дисциплинированы и аккуратны водители и  прочее.

Правда, и у существующей системы есть минус  — она приводит к несанкционированным свалкам, но это, с одной стороны, решается внедрением системы отслеживания автомобилей лицензированных перевозчиков, а с другой — это является следствием нехватки полигонов.

В  частности, инфраструктура Санкт-Петербурга, Ленинградской области на сегодняшний день не  готова распределить по полигонам весь производимый мусор. В документе поставлен вопрос о собственности твердых коммунальных отходов. Предполагается, что твердые коммунальные отходы будут переходить в собственность регионального оператора с момента приема отходов на площадке. Таким образом, никто, кроме регионального оператора, не имеет права трогать мусор, оставленный на площадке, и как региональный оператор распорядится этим мусором, ни жители, ни управляющая организация не знают. Суть в том, что если кто-то попытается организовать конкурентную перевозку мусора, его обвинят в том, что он украл этот мусор. Такой объем собственности, принадлежащей региональному оператору, приводит к  монополизму в духе советского администрирования. Конкуренции вообще не предусматривается. Все, кто производит мусор, обязаны будут заключать договор именно с региональным оператором. При этом отклонения от типового договора не одобряются, потребитель не может диктовать условия монополисту  — региональному оператору  (п.  28).
Нельзя выбрать себе перевозчика, который лучше работает, у которого машины лучше, дешевле цена, который более дисциплинированно работает, приезжает точно в назначенное время, того, который более комфортен в работе.



Как следствие, предлагаемые правила обращения с твердыми коммунальными отходами исключают мотивацию субъектов системы улучшать качество или производительность. В  частности, это отразится на работе управляющих, обслуживающих организаций, а также сортировочных станций. Поскольку только региональный оператор, как собственник может продать мусор на вторичную переработку, то в  результатах сортировки заинтересован только он, а сотрудники станций сортировки просто будут работать за оклад.

Во-вторых, предлагаемая система имеет коррупционные составляющие. Согласно проекту, в регионе сначала по конкурсу выбирают единого оператора, который будет отвечать за весь мусор в субъекте, но если он не справился, если отмечены два или более факта неисполнения условий договора, то уже орган исполнительной власти может назначить на его место другую организацию вне конкурса (п. 49)— того, кого посчитает подходящим для исполнения функций регионального оператора. То есть попытка оградиться от коррупции путем проведения конкурса на этом этапе оказывается совершенно проваленной: можно изобразить конкурс, а потом через какое-то время заменить этого регионального оператора на своего. Далее уже региональный оператор определяет лоты, проводит конкурс, распределяет, кто, откуда и на какие полигоны возит, то есть «своему» перевозчику может организовать удобные условия работы, а неугодного перевозчика, выдавить с рынка. Региональный оператор, да и вообще вся система обращения с отходами, создается по проекту крайне зависимой от местной администрации не только потому, что она назначает этого регионального оператора, а еще и потому, что она осуществляет чуть ли ни функции суда!

Согласно проекту, споры между региональным оператором и операторами-перевозчиками по заключению договоров и другим вопросам вправе решать уполномоченный орган исполнительной власти, то есть та же самая администрация. Чиновник своим нормативно-правовым актом превращается из исполнительной власти в судебную. Кроме того, региональный оператор превращается в  денежный мешок, аффилированный с  местной администрацией: он аккумулирует деньги, полученные с управляющих организаций, а потом платит перевозчикам, сортировщикам и полигонам. Волей-неволей единоличному плательщику или администрации захочется использовать деньги, аккумулируемые на расчетном счете этого юридического лица; у регионального оператора будет инструмент, которым он сможет кого-то «придушить», кого-то «продвинуть» (заплатившему взятку— заплатит досрочно)и  т. д. Увидев деньги на своем счете, он захочет дать их в кредит, положить на депозит.

В-третьих, проект содержит экономические предпосылки для возникновения мусорного коллапса. В  отношениях между управляющей организацией и региональным оператором проектом предусмотрена поэтапная оплата, причем, если собственники платят управляющей организации до 10-го числа месяца, следующего за расчетным, то управляющая организация должна, в соответствии с п. 35, внести предоплату в размере 85% фактически из ниоткуда, и это без учета неплательщиков. По статистике, за год накапливается задолженность в размере 60% от месячной платы.
Учитывая этот факт и вписывая его в условия рассматриваемого документа, мы получим, что минимум через 20 месяцев работы любой региональный оператор, являясь единым плательщиком, потеряет свой статус из-за накопления задолженности (п.  47), и  возникнет коллапс. Тут уместно вспомнить пример Милана, где перевозчики устроили забастовку, и город утопал в мусоре.

Таким образом, проект не создает экономических стимулов для работы субъектов рынка обращения с твердыми коммунальными отходами, условий для открытой конкуренции между ними, а создает монополиста, единолично распоряжающегося огромными финансовыми средствами и  аффилированного с  местной властью. Принятие документа в текущей редакции считаем неприемлемым. Предлагаем выстроить систему прямых платежей. Управляющая организация должна платить перевозчику, а перевозчик тому, кому он везет отходы.



Региональный оператор должен быть исключительно информационным центром — тогда сохранятся условия конкуренции и свобода выбора для той же управляющей организации: она сможет найти перевозчика, который ей подходит, и сообщить об этом региональному оператору. Региональный оператор должен знать, какой перевозчик, какие тарифы, какая управляющая организация, какой дом сколько мусора произвел, куда этот мусор пошел. При этом региональный оператор будет следить за тем, что перевозчик легальный, что он получил лицензию в надзорном органе и что мусор он повез не в лес, а на конкретный полигон или на сортировочную станцию. А лицензионная обязанность перевозчика при этом — в режиме онлайн передавать региональному оператору информацию о  заключенных договорах, о  нахождении мусоровозов, об объемах мусора и пр.



Возврат к списку