Тяга к жизни ветерана-строителя

Журнал: «Охрана труда и техника безопасности в строительстве», №2, 2019г.

ВОЕННАЯ ЗАКАЛКА

«В 1938 г. я окончил семилетку и поступил в Днепропетровский техникум путей сообщения на отделение электрифицированных железных дорог. Он в то время был одним из самых передовых профильных техникумов», — рассказывает Николай Григорьевич.

На преддипломной практике в Никополе в августе 1941 г. Николая, которому не было еще и 18 лет, призвали в ряды Красной Армии и направили на фронт. Боевое крещение он получил на Воронежском фронте. Был ранен, в госпитале перенес три операции.

А потом снова бои, уже на Орловско-Курском направлении. Теперь Николай уже гвардии старший сержант отдельного минометного батальона в составе мотострелковой бригады 1-го гвардейского Донского танкового корпуса. В ходе сражений на Курской дуге их подразделение при поддержке танков развивало наступление на Орел. Был убит командир роты, тогда командование взял на себя комсорг батальона Николай Гапоненко. Теперь он поднимал солдат в атаку.

В 1944 г. Николая демобилизовали по инвалидности. Он поступил в Днепропетровский инженерно-строительный институт, который окончил с отличием в 1949-м. Здесь же остался работать на кафедре стройматериалов, параллельно сдавал кандидатский минимум.

В 1950 г. министр обороны Андрей Гречко издает приказ призвать на военную службу молодых специалистов в звании младшего лейтенанта, чтобы обеспечить военных жильем. «Меня вызвали в военкомат. Я сказал призывной комиссии, что вдоволь нахлебался войны, и спросил, когда вновь смогу заняться научной работой. Мое желание всех удивило, но отправили служить в Москву, в Военно-строительное управление (ВСУМ). С тех пор моя жизнь прочно связана с коллективом военных строителей», — рассказывает Николай Григорьевич.

В столице младшему лейтенанту дали в подчинение взвод и в составе строительного батальона ВСУМа направили на реконструкцию ВДНХ. А спустя полгода перспективного офицера перевели на строительство жилого микрорайона на Октябрьском поле, который стал площадкой по освоению новых технологий при сооружении жилых комплексов.

ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ КОСМОНАВТОВ

В конце 1950-х гг. для подготовки к полету первых в мире космонавтов решено было создать Звездный городок. Комплекс решили построить в лесу рядом с Чкаловским центром, где проводили испытания авиационных двигателей. Территорию городка разделили на две части — жилую и научно-исследовательскую. Строительство поручили коллективу УНР24, которым руководил Гапоненко.

«На объекте ничего не было, кроме трех недостроенных кирпичных зданий с котельной. В одном из них мы и разместили штаб строительства. Требовалось создать инфраструктуру поселка — построить многоквартирные дома, школу, детские сады, клуб офицеров и магазины. Отдельно возводили Центр подготовки космонавтов, где организовали исследовательские лаборатории, установили тренажеры, создали современный медицинский комплекс, смонтировали сурдокамеру, построили гидролабораторию, имитирующую пребывание космонавта в невесомости, — бассейн глубиной 18 м.

Шведы взялись изготовить для нас центрифугу, на которой космонавтов должны были вращать, создавая колоссальные перегрузки. А мы должны были построить для нее очень сложное здание с технической точки зрения. Подписали договор, который предусматривал фантастически короткие сроки выполнения работ. Шведы были уверены, что мы в них не уложимся и они спокойно сделают агрегат. Но просчитались. Свою часть работ мы выполнили вовремя, ошарашив тем самым всех зарубежных специалистов, а шведы опоздали на год и заплатили Советскому Союзу колоссальную неустойку», — рассказывает Николай Гапоненко.

Осенью на объект позвонил генерал армии Александр Комаровский и сообщил, что у него появилось желание приехать в гости. «Заодно хочу поплавать в вашем необычном бассейне. Буду завтра к трем часам», — сообщил командующий.

Ответив , что очень рады гостю, военные строители вместе с тем ужаснулись. Они шли в графике, согласно которому комплекс должен был только вводиться в строй. «Я сразу связался с командиром Звездного городка. Бассейн — очень сложная система с непроницаемой монолитной ванной. А чтобы наблюдать за космонавтом в воде, где он в скафандре должен был выполнять упражнения, в стенки ванны по всему периметру вмонтировали огромные иллюминаторы, которые не были окончательно гидроизолированы. Мы собрали специалистов и за ночь закончили облицовку бассейна. Рассчитали, под каким давлением нужно подавать воду, чтобы не ощущалось, что она вытекает. Комаровский остался доволен водными процедурами, а я за это время чуть не поседел», — говорит Гапоненко.

В 1967 г. подполковник Гапоненко был назначен главным инженером, а в 1975 г. — начальником ВСУМа, которое ежегодно вводило в строй 200 тыс. кв. м жилья. Гапоненко избрали делегатом XXV съезда КПСС и депутатом Моссовета. Он стал лауреатом премии Совета министров СССР

СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ И ФРЕСКИ

К Олимпиаде-80 потребовалось реконструировать многочисленные объекты города, в том числе построенный в 1940 г. Театр Советской (теперь Российской) армии. Здание, напоминающее звезду, занимало 10 этажей на поверхности земли и столько же под землей. Театр располагал самой большой в Европе сценической площадкой.

Перед военным управлением поставили задачу полностью автоматизировать сцену, которой управляли 35 человек. Их должен был сменить один человек, сидящий за пультом в зрительном зале. Театр также планировалось оборудовать самыми современными системами защиты и противопожарным занавесом, который мог бы разделить территорию сцены и зрительного зала в случае пожара.

«А еще, убрав в зале все кресла, мы возвели до потолка леса и исследовали состояние буквально каждого квадратного сантиметра потолка с великолепной фреской, выполненной профессорами живописи Львом Бруни и Владимиром Фаворским», — вспоминает ветеран.

ЭСКАЛАТОР К МОРЮ

В первой половине 1980-х гг. ВСУМу в составе Главного военностроительного управления (ГВСУ) поручили возведение объектов в Форосе. Президент СССР Михаил Горбачев распорядился построить санаторный комплекс на новой территории, в поселке Оползневое в Крыму.

«Было выбрано очень сложное для проведения строительных работ место, оно было в низине, под горной дорогой, — рассказывает Гапоненко. — При этом вода в местном заливе имела уникальный состав. На площади 27 га необходимо было реализовать все самые эффективные на тот момент виды охраны первого лица государства. За любые недочеты и промахи мы отвечали на самом высоком уровне. К тому же требовалось выполнить огромный объем строительных работ в тяжелейших условиях. Все конструкции разрабатывались в индивидуальном порядке, а их установка требовала виртуозного мастерства».

Был сделан уходящий в море 30-метровый пирс в виде палубы шхуны, оборудованной рубкой, мачтами и такелажем, скопированным с реального корабля. Из здания эскалатор спускал отдыхающих прямо на пляж, где насыпали специально привезенную промытую гальку, а на прогулочной трехкилометровой дорожке парка уложили эксклюзивную плитку.

СЕКРЕТ БОДРОСТИ

…Густая копна волос, острый взгляд и в то же время располагающая улыбка. Ходить, правда, в последнее время ему стало трудновато, но Николай Григорьевич не жалуется, помощи ни у кого не просит. По выработанной годами армейской привычке все делает сам. И каждый день, как заведено, ездит на работу.

«Мое хобби — изучение и внедрение новых разработок, материалов, технологий», — рассказывает Николай Гапоненко. «В любом деле нужно быть профессионалом высшей категории, отвечать за то, что делаешь, и спрашивать с других по большому счету», — убежден строитель.