Технологические аспекты продовольственной безопасности

Журнал: «Главный агроном», №1, 2019 14:52:00г.

С ростом численности населения в мире возникает необходимость постоянного увеличения производства продуктов питания. При этом площадь земель сельскохозяйственного назначения ежегодно уменьшается. Это обусловлено техногенными факторами, отводом земель под строительство, эрозией почв, снижением их плодородия.

Не удается остановить процесс опустынивания, который ежегодно уносит около 7 млн га земель. Из-за ограничения размера пашни увеличивать площади под посевами сельскохозяйственных культур не представляется возможным. Это сдерживает рост производства продукции аграрного сектора экономики.

Поэтому в целях увеличения производства продукции растениеводства необходимо повышать урожайность сельскохозяйственных культур.

В 60-е гг. двадцатого столетия произошли изменения в аграрном производстве, получившие название «Зеленая революция». Суть их заключалась в выведении на основе селекционно-генетической работы новых высокоурожайных, скороспелых и низкорослых сортов зерновых культур. Инициатором разработки программы было правительство Мексики, финансирование осуществлял фонд Рокфеллера. Развитие производства было направлено на его интенсификацию.

В этих целях осуществлялись разработка и применение новой техники. Совершенствовались ирригационные системы, что позволило осуществлять орошение посевов. Получили широкое применение минеральные удобрения и средства защиты растений, что способствовало созданию новых рынков их сбыта.

Именно поэтому фонд Рокфеллера был заинтересован в развитии производства в развивающихся странах и финансировал Зеленую революцию. К тому же семена также были американской селекции. Интенсификация производства способствовала росту урожайности сельскохозяйственных культур в 2–3 раза.

Это позволило снять проблему голода во многих странах мира. Между тем в дальнейшем ни совершенствование техники и технологий, ни внедрение новых средств борьбы с вредителями и болезнями растений, ни увеличение вносимых удобрений не стали давать существенного роста урожайности. Был достигнут определенный порог ее роста.

Негативными факторами стали нарушение водного режима, накапливание в почве тяжелых металлов. Бесконтрольное использование ДДТ привело к тому, что он попадал в грунтовые воды и открытые водоисточники, накапливался в организме животных и людей. Его следы дошли до Антарктиды, выявлялись в организме новорожденных детей. Кроме того, интенсификация производства обусловливала рост себестоимости произведенной продукции, поэтому для большой части населения развивающихся стран продукты питания оставались экономически недоступными.

Количество голодающих людей вместе с ростом численности населения ежегодно увеличивалось, что требовало роста производства продуктов питания. Так, если в 1990–1992 гг. численность голодающих, по данным Сельскохозяйственной и продовольственной организации ООН (ФАО), составила 827 млн человек, то в 2010 г. она достигла 906 млн чел. [2]. Дефицит продовольствия особенно отмечался в странах Африки и ЮгоВосточной Азии. Возникла острая необходимость увеличения производства продуктов питания.

В США уже в 70 гг. двадцатого столетия осуществлялись исследования по выведению генетически модифицированных растений. В 1990 гг. началась коммерциализация ГМОпродукции. В 1996–1997 гг. ГМОсоя получила массовое распространение в Латинской Америке, ГМО-рис — в Юго-Востойной Азии, ГМО-кукуруза — в Мексике и США. Распространение ГМО-семян шло под призывом преодоления голода в мире. При этом ФАО от гуманитарной помощи странам, испытывающим дефицит продовольствия, взяла стратегическое направление на увеличение роли самих государств в решении продовольственной проблемы. Использование ГМО-семян способствовало росту производства продукции растениеводства в развивающихся странах, но проблему голода решить не удалось. В 2015 г. около 800 млн человек жили в условиях голода.

Следует отметить, что до настоящего времени не прекращаются споры противников и сторонников использования ГМО-технологий в производстве продуктов питания.

Так, В. И. Глазко отмечает, что главные достоинства методов генетической инженерии заключаются в том, что они позволяют передавать один или несколько генов от одного организма другому без сложных скрещиваний, причем донор и реципиент не обязательно должны быть близкородственными. Это резко увеличивает разнообразие изменяемых свойств, ускоряет процесс получения организмов с заданными свойствами, облегчает прослеживание генетических изменений и их последствий. Кроме того, измененный сорт сразу адаптирован к конкретным условиям окружающей среды [1].

В свою очередь А. В. Яблоков, А. С. Баранов подчеркивают, что не существует надежных методов определения последствий распространения ГМО и их продуктов для природы и человека. Имеющиеся в настоящее время методы определения биологической (генетической, пищевой, экологической, канцерогенной, тератологической и др.) и экономической безопасности недостаточны для оценки риска распространения ГМО и их продуктов.

Многие негативные эффекты могут проявиться в последующих поколениях [8].

Следует отметить, что уже сегодня ГМО-технологии, не решив проблемы голода, создали проблему безопасности продовольствия. ГМО-продукция может стать биологическим оружием.

Американскими исследователями выведен особый вид кукурузы, употребление которого ведет к стерилизации мужских половых клеток, а также зерно, вызывающее бесплодие у женщин. Таким образом, США с помощью продовольствия могут регулировать численность населения в мире, а его распространение может быть осуществлено в качестве гуманитарной помощи. Транснациональными компаниями в стремлении монополизации производства и реализации продовольствия все семена ГМО-культур запатентованы. ГМО-семена стали считаться интеллектуальной собственностью, в соответствии с правилами Всемирной торговой организации защита патентов предусмотрена на 20 лет. Это ведет к удорожанию стоимости семенного материала. Однако и этого оказалось мало.

В целях увеличения прибыли от реализации семян разработаны терминаторные технологии, делающие семена стерильными или восстанавливаемым признаком. Суть их сводится к тому, что собранное фермером зерно невозможно использовать для последующего посева или генетически улучшенный признак не активизируется без обработки соответствующими средствами. Таким образом, фермер должен ежегодно приобретать семена. Мелкие фермерские хозяйства не в состоянии выполнять эти требования, что ведет их к разорению.

Американские компании распространение ГМО-культур привязывали к использованию гербицида Раундап, так как они были к нему невосприимчивы и он использовался в небольших дозах. Однако с повышением иммунитета вредителей и сорняков применение пестицидов увеличивается, что влияет на себестоимость и качество продукции. Также возникает риск бесконтрольного переопыления местных растений с ГМО-культурами, что может привести к сокращению биоразнообразия и генетическому загрязнению природы.

Американский экономист и политолог У. Ф. Энгдаль подчеркивает, что ГМО — часть долгосрочной программы влиятельных кругов в США, нацеленной на управление поставками продовольствия во всем мире с помощью запатентованных семян. Сокращение народонаселения и генная инженерия растений, очевидно, являлись частью одной и той же общей стратегии: существенного сокращения мирового населения. Фактически это была изощренная версия того, что Пентагон называл биологической войной, пропагандируемой под лозунгом «решения проблемы голода в мире» [7].

Альтернативой ГМО-технологиям является адаптивно-ландшафтное земледелие, предусматривающее научно обоснованное размещение аграрного производства с учетом биологического потенциала территорий и почвенно-климатических условий производства. Это позволяет создавать наиболее благоприятные условия для роста и развития растений в соответствии с их биологическими особенностями, обеспечивает более бережно отношение к плодородию почв, источникам пресной воды и экологическую чистоту сельскохозяйственной продукции.

Адаптивно-ландшафтное земледелие позволяет повысить урожайность сельскохозяйственных культур мелким фермерским хозяйствам.

В условиях инновационного развития экономики необходим переход от традиционных к высоким агротехнологиям, которые предусматривают системное и точное выполнение всех агроприемов. Технология точного земледелия основана на применении системы глобального позиционирования, что позволяет обеспечить при управлении сельскохозяйственными машинами и тракторами высокую точность их движения, наименьшие перекрытия между проходами техники при посеве сельхозкультур и их обработке [5, 6].

Ресурсосберегающие технологии обусловливают использование новых высокопродуктивных сортов и семян высших репродукций, отзывчивых на новые технологии, снижение затрат труда, финансовых и материальных средств [4]. Однако их внедрение требует инвестиций в модернизацию производства и повышение квалификации кадров, что возможно только для крупных производственных структур.