Стратегия развития международных образовательных программ в России в период экономического кризиса (на примере МГИМО)

Журнал: «Ректор вуза», №5, 2017 15:24:00г.

Из досье

Андрей Анатольевич Байков, кандидат политических наук, доцент, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России

I

Интернационализация образования, охватившая многие страны, закономерно ведёт к нарастанию встречных потоков учебных миграций. Выделяют несколько ключевых особенностей современного этапа в динамике рассматриваемого явления. Во-первых, полным ходом идут становление и совершенствование транснациональных механизмов признания иностранных дипломов и документов об образовании на уровне государств. Так, постановление Правительства РФ от 05.08.2013 № 660 «О порядке включения иностранных образовательных организаций в перечень иностранных образовательных организаций, которые выдают документы об образовании и (или) квалификации, признаваемые в РФ» значительно облегчило процедуры, которые ранее проводились только в «Главэкспертцентре» Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Новыми элементами последних лет стали отслеживание положения зарубежного вуза в международных рейтингах и введение упрощённой процедуры для выпускников «лучших» университетов [1–3].

Из досье

Мария Юрьевна Апанович, кандидат политических наук, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России

Важным шагом в направлении интернационализации образования является совместная разработка странами и группами стран положений по взаимному признанию и унификации образовательных регламентов (к примеру, присоединение России в 2003 г. к Болонской декларации). Вследствие этого российские студенты открыли для себя возможность участия в образовательных программах за рубежом с признанием на родине. Одна из текущих тенденций — рост популярности массовых дистанционных курсов (так называемых МООК). В частности, на базе Coursera и EdX, которые на сегодняшний день разработали техническую базу и активно наполняют её содержанием, действует более 600 курсов, максимальное количество слушателей каждого из них достигало 300 тыс. человек, усреднённые цифры говорят о 20 тыс. участников.

Всё больше и больше меняются подходы студентов выпускных курсов и самих университетов к направлениям и специализациям обучения. Двухуровневая система высшего образования (бакалавриат и магистратура) уже успела адаптироваться к российской действительности и теперь является её неотъемлемой частью. В рамках второго этапа она позволяет как углублять полученные знания в той же самой сфере, так и менять сферу. Качество в преемственности специализации не всегда является определяющим критерием в системе отбора слушателей второго уровня образования, что зачастую даёт выпускникам бакалавриата больше свободы в выборе и корректировке своей образовательной траектории.

...Международное экспертное сообщество признаёт необходимость увеличения потока образовательной миграции (студенческой и высококвалифицированной), что во многих странах обусловлено переходом экономики от развитой к наукоёмкой (так называемой knowledge-based)...

Доступность образования за рубежом и одновременно высокая интернационализация университетов мотивируют студента к получению международного опыта, то есть активно стимулируют студенческую миграцию. Можно выделить несколько основных моментов, которые влияют на принятие решения образовательными мигрантами (в качестве примера использован российский опыт): упрощённая процедура оформления визовых документов для выпускников российских университетов при найме на работу; отсутствие необходимости в программе адаптации для выпускников, которые продолжают работать в России; документы об образовании изначально имеют необходимый формат и не нуждаются в подтверждении и легализации, что существенно экономит силы и средства.

Кроме этого, наблюдаем и обратную тенденцию, когда выпускник сразу после окончания возвращается на родину (в случае с иностранными студентами в России цифра может составлять 80–90%). Среди положительных моментов тренда можно выделить эффект проецирования «мягкой силы» образования. Здесь работает идеологический эффект трансляции ценностей и взглядов, полученных в ходе обучения в российском университете. Безусловно, эффективное управление миграционными процессами является одним из приоритетов со стороны государства. Концепция миграционной политики до 2035 г. констатирует, что «слабо используется потенциал российской системы образования» [6], в этой связи важно отметить динамичное развитие образовательных практик за последние годы, в том числе направленных на привлечение иностранных учащихся.

Привлечение высококвалифицированных кадров из-за рубежа, оставаясь одним из значимых пунктов Концепции миграционной политики, стимулирует дальнейшее качественное развитие образовательной сферы. Университеты стремятся расширить количество принимаемых на различные программы иностранных граждан. Следует подчеркнуть, что иностранным выпускникам российских вузов проще оформить разрешительные документы на работу в отличие от невыпускников. С января 2015 г. в рамках внесения изменений в текущее законодательство иностранные работники, оформляющие разрешение на временное проживание, разрешение на работу или патент, должны сдавать экзамены (русский язык, историю России и законодательство России).

II

Международное экспертное сообщество признаёт необходимость увеличения потока образовательной миграции (студенческой и высококвалифицированной), что во многих странах обусловлено переходом экономики от развитой к наукоёмкой (так называемой knowledge-based). В рамках представляемого исследования был проведён ряд экспертных интервью, которые выявили некоторые особенности сферы образования и привлечения зарубежных студентов и специалистов. Самым комплексным стал вопрос относительно конкурентных преимуществ и недостатков Российской Федерации в области образования. Одна из точек зрения — рассмотрение текущих вопросов через призму экономической целесообразности. Международные студенты в мире — это крупный бизнес, и их число увеличилось за последние 30 лет почти в 100 раз и становится нормой. Соединённые Штаты Америки за счёт иностранных студентов зарабатывают больше 30 млрд долларов в год.

Россия получает около 4% международного рынка студентов, и, конечно, это намного меньше. С одной стороны, российские университеты сталкиваются с экономическим аспектом. Пока что предложение учиться превышает спрос со стороны иностранных абитуриентов. С другой — можно говорить о социокультурных аспектах (об элементе soft-power) [7], то есть привлекательности страны как направления образовательной миграции. Последнее уже давно является политической целью для многих крупных стран. Среди крупных акторов здесь можно выделить, кроме США, также Австралию, Великобританию, Новую Зеландию. Определённо лидерство удерживают англоязычные страны, что во многом обусловлено тем, что в период глобализации и интернационализации образования именно английский язык стал формообразующим.

МГИМО был одним из первых российских университетов, который запустил процесс создания совместных образовательных программ с университетами-партнёрами, направленный на привлечение лучших иностранных студентов в страну. Так, уже в 1994 г. в сотрудничестве со знаменитым Парижским институтом политических исследований была открыта совместная магистерская программа по направлению «Международные отношения», которая за прошедшие десятилетия выпустила более сотни ведущих специалистов с блестящими знаниями и карьерными перспективами, половина из которых иностранцы. Процесс создания программ, как и содержательное наполнение, за прошедшие годы существенно эволюционировал. Сейчас среди ведущих партнёров МГИМО можно не только выделить именитые зарубежные университеты, но и отметить практико-ориентированный подход программ.

...недостаточно проработан вопрос с привлечением казахских студентов для обучения в аспирантуре в России, ввиду отсутствия национальных программ подготовки выпускники направляются преимущественно в западные университеты для получения степени PhD, в то время как Россия вполне легко могла бы занять эту нишу...

Такие образовательные продукты, как магистерская программа «Нераспространение оружия массового уничтожения» совместно с Монтерейским институтом международных исследований при Миддлбери-колледже (США), «Корпоративное управление и глобальная сетевая дипломатия» совместно с Высшей школой коммерции г. Парижа (Франция) или модуль двух дипломов на базе программы «Международные финансы» совместно со Школой бизнеса Хенли при Редингском университете (Великобритания), узкоспециализированы и дают обучающимся чёткие практические компетенции, применимые в ходе преддипломной стажировки. Для иностранных студентов обучение на совместных программах двух дипломов является бесспорной возможностью. Для университетов, с другой стороны, сотрудничество с зарубежными партнёрами открывает дополнительные возможности по привлечению иностранных студентов и позиционированию себя на международном образовательном рынке.

Возвращаясь к вопросу потенциала Российской Федерации на международном образовательном рынке, важно отметить, что пока это достаточно узкий сегмент рынка. Для его расширения необходимо формирование приоритета, то есть постановка цели на привлечение определённой группы/групп студентов ввиду того что страна обладает уникальными знанием/технологией/школой по подготовке по определённой специальности. Для России таким перспективным направлением является, к примеру, регионоведение (или страноведение), то есть изучение русского языка, культуры, истории, экономики, политического устройства и т.д.

Кроме того, учитывая международные тенденции перемещения студентов (каждый десятый студент стремится получить опыт обучения в другой стране), для страны открываются значительные возможности по привлечению студентов из стран СНГ. Очевидны преимущества развития данного направления: отсутствие языкового барьера (так как в регионе в разной степени, но сохранилось изучение русского языка); нивелирование сложностей, связанных с адаптацией и интеграцией студентов (во многом сохраняются культурные и исторические традиции); обучение в российских университетах значительно дешевле по сравнению с дальним зарубежьем, что повышает его экономическую привлекательность для абитуриентов; в рамках двустороннего сотрудничества стран региона существуют механизмы поддержки студентов (гранты, стипендии).

Важно отметить роль Россотрудничества, которое проводит мероприятия в регионе, в том числе олимпиады по русскому языку, различные конференции специалистов в области образования, культуры и экономики. Однако используется лишь малая доля потенциала в этом вопросе. К примеру, недостаточно проработан вопрос с привлечением казахских студентов для обучения в аспирантуре в России, ввиду отсутствия национальных программ подготовки выпускники направляются преимущественно в западные университеты для получения степени PhD, в то время как Россия вполне легко могла бы занять эту нишу.

...потенциал, заложенный ещё советской системой образования, сохраняется, но недостаточно эффективно используется с учётом текущей международной ситуации в отрасли...

Необходимо подчеркнуть, что не только на государственном уровне в плане разработки и реализации образовательной политики, но и на уровне университетов существует ряд препятствий, мешающих им полностью использовать свой потенциал. Университетам нужно оказывать помощь, потому что многие не умеют работать с международными студентами. Исключение составляют крупные, преимущественно столичные университеты, к примеру, РУДН, МГИМО, которые накопили собственный уникальный опыт по приёму и интеграции иностранных студентов. Зачастую отсутствуют инфраструктура, информационная поддержка на языке, особенно если речь идёт о небольшом региональном вузе.

Присутствуют факторы, сдерживающие развитие потенциала привлечения иностранных студентов в Россию [5], причём их можно сгруппировать в несколько блоков. Первый блок — технический: это такие факторы, как климат, проблемы безопасности (в особенности для студентов из Азии) и получения визы, общежитий, трудности с транспортом, а также языковой барьер. Немногие студенты могут свободно говорить на русском языке, а на английском языке проводят не так много образовательных программ. Второй блок представляют сдерживающие политические факторы. Провозглашаемая западными странами политическая изоляция России в какой-то степени вредит образовательной миграции в той или иной форме: студенты либо опасаются приезжать, либо отказываются по политическим соображениям. Третий блок — собственно образовательные факторы [4].

Нельзя не отметить, что Россия сделала в предыдущие годы очень много для стимулирования притока иностранных студентов. Были предприняты специальные меры, разработаны правила приёма иностранцев, созданы для этого условия. Однако встаёт вопрос тематики и проблематики тех курсов, которые преподаются иностранным студентам. По целому ряду сфер и предметов у нас есть несравненные преимущества, признанные всем международным сообществом, например в авиастроении и прикладной математике.

Кроме того, существует хорошее соотношение цены и качества в сфере медицинского образования, являющегося одновременно качественным и относительно недорогим. Однако при этом следует учитывать, что оно относительно низкотехнологично в том плане, что студенты из таких стран, как США, Германия, прибывают получать знания в данной области достаточно редко. В противовес этому приезжает много студентов из Азии, в особенности из Индии, поскольку для них нет необходимости в наличии самого последнего высокотехнологичного оборудования, поскольку оно не распространено в их странах. В этом плане нам необходимо развивать направления, которые наиболее перспективны и востребованы.

Если говорить о политологии и международных отношениях, то при преподавании таких дисциплин в план курса необходимо включать российский взгляд на научные дебаты, дискурсы и проходящие в политике и мире процессы. Нужно также включать российскую внешнюю политику в спектр преподавания. То есть необходимо обучать не только общему состоянию дисциплины, но и российскому подходу в изучаемой проблематике, истории вопроса.

Опрошенные нами эксперты едины во мнении относительно потенциала Российской Федерации в области образования и привлечения иностранных студентов: потенциал, заложенный ещё советской системой образования, сохраняется, но недостаточно эффективно используется с учётом текущей международной ситуации в отрасли. В ходе интервью и дискуссии были также предложены ряд целесо-образных изменений. По решению исследовательской группы некоторые из них вошли в блок рекомендаций по развитию.

Россия обладает значительным потенциалом в этой сфере благодаря историческим и культурным традициям, заложенным в период СССР, сохранению традиции изучения русского языка в странах СНГ, а также активному сотрудничеству с зарубежными странами по линии включения в международные объединения (пример Болонской декларации, сетевых университетов, лиг и ассоциаций).

УрФУ поможет Египту в подготовке кадров для атомной энергетики

Сотрудничество будет сфокусировано на обучении русскому языку, программах двух дипломов и переводах учебной литературы. Власти Египта заинтересованы в сотрудничестве с Уральским федеральным университетом в целях подготовки квалифицированных кадров для атомной отрасли страны. Об этом заявил в ходе встречи с ректором университета Виктором Кокшаровым президент Египетско-российского фонда культуры и науки доктор Хуссейн Эль-Шафи.

«Столь крупный проект, который планируется реализовывать в Египте, потребует большого количества специалистов, — заявил Эль-Шафи. — Мы заинтересованы в том, чтобы египетские университеты реализовывали с УрФУ программы двух дипломов. Также весьма перспективным и актуальным может быть открытие в египетских университетах базовых кафедр УрФУ, специализирующихся на атомной энергетике и изучении русского языка как иностранного».

Напомним: подготовка кадров для атомной энергетики в ближайшие годы имеет особое значение в связи с предстоящим строительством первой в Египте АЭС в районе эд-Дабаа. Согласно подписанному между Египтом и Россией межправительственному соглашению, электростанция будет иметь четыре энергоблока мощностью 1200 МВт каждый. Кроме того, к энергоблокам будут подключены четыре установки по опреснению воды. Все это сделает Египет региональным технологическим лидером и единственной страной в регионе, обладающей АЭС поколения 3+.

Ещё одно важнейшее направление совместной работы, от которого зависит качественная подготовка специалистов для строительства и эксплуатации новой АЭС, связано с переводом литературы по данной тематике с русского языка на английский. Ректор УрФУ Виктор Кокшаров заявил, что университет в состоянии решить столь важные для Египта задачи.

«УрФУ — многопрофильный университет. Помимо компетенций в области атомной энергетики, в вузе действует сильная кафедра русского языка как иностранного, где обучаются иностранцы из десятков стран мира. Подготовка египетских специалистов будет обеспечена на самом высоком уровне. Также мы готовы оказать содействие в переводе имеющейся методической и учебной литературы, в создании которой принимали участие наши сотрудники», — отметил ректор УрФУ.

В ходе переговоров Виктор Кокшаров и доктор Хуссейн Эль-Шафи также наметили дополнительные перспективные направления сотрудничества. Прежде всего это касается возобновляемых источников энергии, аддитивных технологий и дистанционного зондирования земли из космоса. Во всех этих направлениях Уральский федеральный университет имеет компетенции, которые признаны как в России, так и за рубежом.

Программа «Глобальное образование» продлена до 2025 г.

Согласно документу, утверждённому Правительством Российской Федерации, срок реализации программы «Глобальное образование» продлён до 2025 г. взамен установленного ранее 2016 г. Также увеличена квота на трудо-устройство участников программы в Москву и Санкт-Петербург до 25% от общего числа участников.

Напомним: программа «Глобальное образование» направлена на поддержку граждан России, самостоятельно поступивших в ведущие иностранные университеты, и их последующее трудо-устройство в российские вузы, научные, медицинские организации, организации социальной сферы и высокотехнологичные компании. В настоящее время в рамках программы задействованы более 600 организаций-работодателей. Причём с каждым годом желающих принять участие в программе становится всё больше.

«Мы уверены, что формирующийся пул современных научных, педагогических, медицинских и инженерных кадров, а также управленческих кадров для социальной сферы из числа граждан России, участвующих в программе при поддержке государства, будет активным проводником инноваций в отечественных организациях-работодателях, повышающих конкурентоспособность экономики и социальной сферы нашей страны», — отметила заместитель министра образования и науки Российской Федерации Л.М. Огородова.